Дела церковные в княжестве Московском

Помимо «славных княжеских деяний», не последнюю роль в усилении и возвышении Москвы среди русских княжеств сыграла православная церковь. Пройдёт ещё совсем немного времени и Москва станет главным мировым центром православия. Но, в описываемые нами события, центр православия находился ещё в Константинополе и «главой всех православных» считался константинопольский патриарх. Однако с начала 14 века уже начался процесс плавного перехода «столицы православия» из Константинополя в Москву. Ну а то, что русский митрополит Пётр полюбил Москву, этому немало способствовало.

Для того, что бы разобраться «в истоках» усиления русской православной церкви и как это отразилось на Московском княжестве, давайте посмотрим, что происходило «за пределами первопрестольной». Византийская империя, откуда пришло на Русь христианство, к концу 13 века «трещала по швам». От разгрома Константинополя крестоносцами он не оправится уже никогда, но пока ещё сохраняла «отблески былого величия». Однако самостоятельно противостоять наступлению турок на Малую Азию, византийские Василевсы уже не могли и обратились за помощью к Папе Римскому. Папа обещал помощь (которую, кстати, реально оказать не мог), но взамен потребовал заключение религиозной унии, по которой Византии было необходимо принять «католический символ веры».

И пока Василевс «плясал под Папину дудку», в стране назревал церковный раскол, а в те времена церковный раскол непременно «тянул за собой» и политические, и социальные проблемы. Оппозиция такой политики императора появлялась не только среди иерархов церкви, но и в армии. Просто опытные византийские полководцы понимали, что «запад не поможет» и биться с турками, всё равно, придётся самим. Как вы понимаете, при таком положении дел, авторитет византийского патриарха не мог не «пошатнуться».

А вот Московское княжество, вернее «осевший там» митрополит, свой авторитет, наоборот, «поднял». Дело в том, что наследник князя Михаила Тверского, князь Михаил Тверской заключил союз с католическим Великим княжеством Литовским. Справедливости ради, необходимо отметить, что князь Литвы Гедимин, с которым Александр заключил союз, вообще был язычником и особо недолюбливал христиан (ни католиков, ни православных), однако старался учитывать их интересы. В общем, такой «союз» не нашёл одобрения среди служителей церкви. Поэтому, уже приемник митрополита Петра, митрополит Феогност тоже решил остаться в уже «обжитой Москве» и держаться подальше от Твери.

А приемник Феогноста, митрополит Алексей уже был неразрывно связан с Москвой. Этот, безусловно, великий человек своего времени, при детях Ивана «Калиты», стал фактическим правителем Московского княжества, поскольку сыновья князя Ивана, Симеон «Гордый» и Иван «Красный» особыми талантами не обладали. А главной своей задачей митрополит Алексей поставил сделать великое княжение неотъемлемым правом московских князей. И эту задачу он выполнил.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *