Попытка объединения

После победы на Нежатиной Ниве над Свтославичами и гибели «номинального» князя Киевского, киевский «стол» занял князь Черниговский Всеволод. Здесь с этой «злополучной» лествичной системой наследования всё было в порядке. Благодаря этой «замечательной идее Ярослава Мудрого», трон переходил не к сыну, а к следующему по старшинству брату и поскольку оба брата умерли, то «сама судьба благоволила» Всеволоду «посидеть на столе киевском».

Всеволод, посадив на княжение во всех удельных городах своих сыновей, решил, что так он объединит Русь. Наивный, ведь даже при таком «брутальном» правителе, как князь Владимир, его сыновья, подстрекаемые своими боярами, устраивали вооружённые выступления против княжеской власти, вспомнить хотя бы мятеж новгородцев, якобы возглавляемых сыном Владимира Ярославом. И если такое происходило при Владимире, что уж говорить про Всеволода, который явно уступал своему дедушке в морально-волевых качествах.

Однако Всеволод тоже был не глупый товарищ и он стал искать союзников за пределами Руси. Традиционным сторонником русский князей была Византия, но во времена Всеволода эта средневековая сверхдержава переживала глубокий политический и социально-экономический кризис. До полного упадка было конечно ещё далеко, но и в союзники, явно, не годилась. Поскольку там «хватало своих проблем», Византия просто не могла оказать никакой достойной поддержки.

Тогда Всеволод «обратил свой взор» в сторону Германии, ну правильнее говорить Священной Римской империи. Он «сошёлся во взглядах» с императором Генрихом IV и даже выдал за него замуж свою дочь Евпраксию. Если бы Всеволод знал, что будет дальше, наверняка он бы «крепко подумал» прежде чем соглашаться на такой «скоропалительный брак».

Дело в том, что как раз в это время в Священной Римской империи была в разгаре борьба за власть между императором и Папой Римским. Сторонники власти Папы, они назывались «гвельфы», хотели чтобы «решающее слово» в любом вопросе оставалось за служителями церкви, сторонники усиления императорской власти, они назывались «гибеллины», хотели, чтобы служители церкви занимались молитвами и «не лезли куда их не просят».

Так вот, гибеллины, чтобы позлить служителей церкви и лично Папу Римского, практически в открытую проповедовали различные «сатанинские культы» и совершали различные «кощунственные обряды». Культы считались тайными, но это был «секрет Полишинеля», потому что в них участвовало достаточно много народу, «направление было модным».

Зять Всеволода, император Генрих IV был «активным участником» одного из таких культов. И только-только отгуляли свадьбу, как этот «креативный товарищ» привлёк к сатанинским ритуалам свою молодую жену Евпраксию, получившую имя Адельгейда. По замыслу, на голом теле Адельгейды предполагалось совершать какие-то «кощунственные обедни». Бедная девушка была в шоке, она сбежала к отцу и позже ушла в монастырь, настолько «впечатлили» её увлечения молодого мужа.

Так что, попытка объединения государства при поддержке «западных партнёров» у «киевских властей» уже тогда не имела успеха.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *